Конфуз за конфузом и ничего более. Фельетон

165

Серж Каргин – журналист не по профессии, а по собственному названию. Никаких таких институтов он не кончал, зато сам себя нарек матерым репортером. Может быть, кто-то в эту небылицу и поверил бы, да выдает его с потрохами одно обстоятельство. С грамматикой у него беда несусветная – сыплются ошибки, как переспевшие яблоки с дерева. А все потому, что в школьных науках он, можно сказать, спотыкался на каждом шагу…

Ославился Каргин тем, что гимназию Красного чудом закончил с многочисленными двойками. И тем самым установил абсолютный «рекорд» за всю историю этого учебного заведения. Худшего аттестата не было ни у кого, ни прежде, ни теперь.

Так что разбираться в высших материях его судьба не сподобила, но он сам в эту блогосферу то и дело сует свой безграмотный нос, так и норовит объявить себя академиком «обчественных» наук. В последнее время он страсть как печется за судьбу Красной волости — и даже пожелал этой местности свою же «независимую» судьбу.

— Эн, нет, — сказали ему в ответ местные жители, — Нам ни к чему мараться о твою скверную биографию. У тебя же, стервец, кармических долгов тьма-тьмущая, не приведи Господь с тобой породниться. Не порти нам будущее, лучше свали отсюда вместе со своей никчемной брошюркой.

Хотя дело здесь довольно спорное. Серж, руководствуясь своей сутяжнической натурой, умыкнул у людей кровные денежки, которые те исправно уплатили за гнусную газетенку, все же надеясь на обещанные «шедевры» журналистского искусства. Напрасно питали иллюзии. Теперь «шедевром» стало то, что подписчики не увидели ни денег, ни газеты.

Верный друг Сержа – “преподобный” и вездесущий Емельян Тимофеевич Воскадойников, отличающийся высокомерным отношением к простому народу, давеча заявил ему:

— Людишки жалуются на тебя, матерый. Да брось ты напрягаться, не бери дурное в голову. Хотя надул ты их и впрямь крепко. Уж насколько я хитер, но с тобой мне не равняться. Лихо обскакал ты меня на вороных. Горжусь тобой – ты настоящий мошенник!

— Так, стало быть, мне медалька за это положена, Емельянушка?

— Не без того, положена, конечно. Скверных заслуг у тебя немало. Поэтому, будь моя воля, я бы всю твою честную грудь по периметру усеял наградами! Не печалься, приспеет час, я пришпилю на твой кафтан золотую медаль «Лучший прохиндей». А знаешь за какие такие заслуги?

— Нет, Емелюшка, не знаю.

— А за то, что ты коммунальную льготу украл у одного человека и присвоил себе. Помнишь такой грешок? И теперь имеешь славные преференции. Молодец, дружище, так держать!

Тут, к слову, нужно отметить вот что. Совсем недавно вновь напомнил о своем существовании еще один прощелыга-репортер, некто Ром Пусин. Представляясь гламурным журналистом газеты «200 красного вина», он ворвался на комиссию местной управы и устроил там буйную бузу, неся всякую околесицу.

Некоторые члены комиссии невольно обмолвились: «Так ведь он, наверное, пьян, раз несет такую чушь?». На требование незамедлительно покинуть помещение и не мешать работать, он цеплялся мертвой хваткой в свой стул, заявляя: «Я, Ром Пусин, имею право здесь находиться и снимать вас всех вместе на смартфон-телефон-спиридон».

Хотя на самом деле, такими правами его, естественно, никто не наделял. Налицо очередное жульничество. Тут впору напомнить, что Ром Пусин и Серж Каргин – друзья-соратники. Их главная цель – дискредитировать работу местной управы и самого Крепкого. Так что, сто раз подумайте, прежде чем давать интервью людям не то что с сомнительной — с напрочь фальшивой репутацией.

Напоминаю, что все совпадения случайны, а персонажи выдуманы.

Дмитрий Громов, специально
для «
Лиманской Стороны»