КРАСИВЫМ БЫТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ. ОТКРОВЕНИЯ ЦИРЮЛЬНИКА

336

Каждый из нас отлично знает, кто, к примеру, написал знаменитую «Джоконду» или открыл закон всемирного тяготения. А вот кто был первым парикмахером в истории человечества доподлинно неизвестно. Зато известно другое: искусство создания причесок зародилось еще до нашей эры, в Древнем Египте. Позднее к стрижке добавилось и бритье. А уже в эпоху Средневековья эти услуги оказывали банщики и цирюльники (последние, кстати, по совместительству занимались и врачебной практикой).

Но впоследствии медицину передали докторам, а парикмахеры сосредоточились исключительно на орудовании расческой, ножницами и бритвой. А далее, с развитием прогресса, добавились машинки для стрижки волос — ручные и электрические, но функции мастеров искусных причесок неизменны и по ныне. Представители этой профессии были, есть и остаются уважаемыми людьми. Их посещают все — и высокопоставленное начальство, и обычные граждане.

Но знаете ли вы, кто в железнодорожном Лимане оказывал парикмахерские услуги именитому начальнику отделения дороги Константину Гасиеву, в честь которого названа центральная улица города? Ответ прост: это один из искусных мастеров красоты в нашем городе Владимир Киркач. Сегодня Владимир Гаврилович — наш собеседник.

Для начала позвольте задать такой вопрос: что для вас значит профессия, в пользу которой однажды был сделан выбор?

— Отвечу без малейшего пафоса и приукрашивания: парикмахерское дело — жизнь моя. Это путь, избранный мною 6 апреля 1967 года, когда я впервые встал у кресла в салоне красоты в Красном Лимане. То есть мой стаж цирюльника — уже свыше 52 лет. Не сосчитать, сколько за это время было интересных встреч, новых знакомств — в том числе и с влиятельными людьми.

Такими, например, как в прошлом начальник Краснолиманского отделения дороги Константин Гасиев.

Вы правы. Ведь это была его идея — создать в нашем городе железнодорожную парикмахерскую высококлассного уровня. И замысел Константина Александровича обрел реальное воплощение. Руководитель такого масштаба слов на ветер не бросал: сказал — сделал. И вот в 1977 году состоялся запуск салона красоты — неописуемой красоты в буквальном смысле слова. К нам приезжали со всего района, ажиотаж был невероятный. И с «благословения» Константина Александровича, знаменитого руководителя МПС СССР, ваш покорный слуга возглавил этот салон.

Конечно, был неосвобожденным заведующим, работал мастером в мужском зале. С этого начиналась моя трудовая эпопея. А позже перешел в женский зал, но, в целом, я универсальный парикмахер — и женский, и мужской.

Откройте секрет, а где вы обучались искусству красивых причесок?

— Если откровенно, то науку быть мужским мастером постигал шаг за шагом, непосредственно в процессе работы, а вот что касается создания красоты для прекрасных половинок, то еще в конце 60-х в течение года проходил обучение в Донецке. Там тогда был специальный учебный комбинат на базе одной из парикмахерских, где, к слову, усовершенствовал и мастерство мужских причесок. Комбинат тот гремел на весь Союз, там готовили мастеров, которые в последствии частенько выигрывали всесоюзные и зарубежные профессиональные конкурсы.

Вы сами-то уроженец Лимана?

— Да, я — краснолиманец в третьем поколении, здесь родился и вырос. Но детство мое было трудным, рано потерял маму, она работала зоотехником по птицеводству и погибла из-за трагического стечения обстоятельств — ее убило током. А потом судьба сложилась так, что меня определили в школу-интернат, где я учился и находился многие годы.

Простите, а сейчас сколько вам лет?

— В феврале будет круглая дата — 69 (улыбается). Хоть так, хоть эдак повернешь — одна и та же цифра.

Владимир Гаврилович, что вас побудило, или как сейчас сказали бы, мотивировало выбрать именно профессию парикмахера?

— Мой дедушка был сапожных дел мастером. Мне после окончания восьмого класса тоже дали направление обучаться на мастера по ремонту обуви, но я отказался. Потому что очень хотел стать парикмахером и первые шаги в этой профессии сделал в 16 лет.

А какие отношения связывали вас с бывшим НОДом Донецкой железной дороги Константином Гасиевым?

— Он меня отлично знал, и, как я уже говорил, благодаря ему был создан новый салон красоты, который взяла под свое крыло железная дорога. Мы находились в ее штате, а само открытие парикмахерской, конечно же, было нерядовым событием. Кстати, замечу, что необходимыми инструментами и оборудованием железнодорожники обеспечивали нас по высшему разряду. Персонал тогдашнего салона красоты ни в чем не нуждался. Популярность была нешуточная, к нам приезжали отовсюду — из сел и поселков Краснолиманского района, из соседнего Славянска, из Северска и даже из Изюма Харьковской области. Мы сумели завоевать надежную репутацию, оправдывать доверие многочисленных клиентов.

Я знаю, что квартиру вы получили от железной дороги. Это правда?

— Да, именно так. И за это безмерно благодарен Константину Александровичу. Живу в доме, расположенном на улице, которая теперь носит его имя. Для меня это большая честь. Вообще, этот человек, светлая ему память, помогал мне всю жизнь, он для меня был как отец родной. Мой сын, кстати, пошел по железнодорожной линии, закончил тогдашний Артемовский техникум железнодорожного транспорта, потом получил профильное высшее образование, и я рад, что он связал свою судьбу со стальной магистралью.

А вы наслышаны об истории здания, где находится парикмахерская, в которой вы работаете и поныне?

— Конечно. Это здание еще довоенной постройки. До того как здесь обосновался салон красоты, тут располагался магазин промышленных товаров. На втором и третьем этажах раньше было общежитие Краснолиманского медучилища. А сейчас эти этажи не заселены, они требуют ремонта.

Кто у вас обслуживался из известных личностей?

— Могу назвать Александра Михайловича Кожушко, в прошлом начальника Донецкой железной дороги, который, приезжая в Лиман, тоже был нашим клиентом. А Кожушко, царство ему Небесное, сами знаете, пользовался заслуженным авторитетом. Он заседал в парламенте, являлся автором Закона Украины «О железнодорожном транспорте».

Но, помимо транспортников, к нам, конечно же, захаживали председатели колхозов и совхозов района, Краснолиманского кирпичного и консервного заводов, хлебозавода, руководители учебных заведений. Кроме того, у нас обслуживались и обслуживаются руководители местных органов власти — как в прежние времена, так и теперь. Еще я бы отметил, что наша парикмахерская нравится и заслуженному артисту Украины Виталию Харитоненко.

Что ж, это лестно для вас и для персонала салона красоты. Владимир Гаврилович, а вот если сопоставить былые и нынешние времена, когда сложнее работать — тогда или сейчас?

— Видите ли, те или иные сложности есть всегда, от них никуда не денешься. Раньше правила бал советская система, ныне давно уже наступила эпоха частного предпринимательства. Когда-то мы были в структуре железной дороги, теперь — сами по себе. Каждое время отличительно своими нюансами и проблемами — и их надо решать, как говорится, в рабочем порядке.

Не сомневаюсь в том, что вы любите свою работу.

— Не то слово. Очень люблю и ничуть не жалею, что выбрал именно эту профессию.

Клиент сейчас более взыскателен, чем раньше?

— Ваша правда, требовательность со стороны клиентов сегодня значительно возросла. Так что надо стараться держать марку, что мы и делаем.

А книга жалоб? Эта, скажем так, форма обратной связи, она еще сохранилась?

— По сути, уже нет, но вы напомнили мне интересный эпизод из прошлого. Как-то одна клиентка обслуживалась в женском зале. Ей все очень понравилось и она попросила книгу жалоб и предложений, чтобы написать благодарность. Взяла ручку и вывела: «Владимира Гавриловича давно уже надо повесить». И больше ни слова. Понятно, что она имела в виду — повесить фото на Доске почета, но получилось все так двусмысленно, если не сказать устрашающе. В общем, приезжаю я к вышестоящему начальству с этой книгой на проверку. Прочитав такое, там просто ахнули, а потом посмеялись от души. Вот как иной раз бывает в жизни…

Да, ничего не скажешь, прелюбопытнейшая история. Владимир Гаврилович, а были ли клиенты, которые вас отблагодарили как-то необычно?

— Да, конечно. Вот, например, Александр Пасечник, главный редактор газеты «Зоря», когда-то книгу мне подарил. Словом, были интересные моменты в жизни.

Конфликтных ситуаций в вашей деятельности не было?

— Я старался их сглаживать. Всякое случалось, конечно, но больше вспоминаются курьезные случаи. Люди старшего поколения хорошо помнят, что в те еще время существовала такая организация как Народный контроль. И вот однажды сам председатель Народного контроля пришел подстричься и сел ко мне в кресло. И надо же такому случиться, что внезапно сломалась одна из стоек, кресло падает вместе с клиентом — то бишь, с этим председателем, который оказался на полу. Я в шоке, бросаюсь к нему, дико извиняюсь, как сказали бы в Одессе, стараюсь помочь подняться, а он мне так грозно заявляет: «Это вы специально такое подстроили?» Еле успокоил высокое начальство, в общем мало-помалу все сошло на нет.

Действительно, курьезный эпизод — и смех, и грех, как говорится. А вот скажите, когда у вас в прежние времена был наибольший наплыв клиентов?

— Не ошибусь, если отвечу: в предновогодние дни. Тогда на месте нынешнего лиманского супермаркета АТБ находился престижный ресторан «Северский Донец». В преддверии Нового года там устраивались «Голубые огоньки», подобные тем, что когда-то транслировались Центральным телевидением. У нас тогда был настоящий ажиотаж. И железнодорожники, и передовики производства здешних предприятий, и руководители местных органов власти, и директора учебных заведений — все хотели выглядеть с иголочки, произвести неотразимое впечатление на прекрасных дам. Впрочем, и у дам это желание проявлялось не меньше — словом, от клиентов не было отбоя, в очередь записывались…

Что ж, искренне благодарен вам за интересное интервью.

Витольд Надеждин