Кто встал на защиту амброзии

240

На северной стороне Лимана, по ул.Пушкина, за Свято-Лаврентьевским храмом, есть поле. Вдоль него проходит важная транспортная магистраль города – на данный момент основная дорога, соединяющая Донецкую и Луганскую область. Проезжая по ней, нельзя было не заметить заросли сорняков на огромной площади, ставших одной из местных достопримечательностей. Более года поле не обрабатывается, амброзия стояла местами по пояс, и вот-вот должна была зацвести; на других сорняках уже вызревали семена.

Кто и почему допустил такое безобразие практически в центре города – не известно. Власть делала вид, что не замечает проблемы, но жители улицы Пушкина не хотели продолжать оставаться заложниками ситуации, и 14 июня обратились с письмом к городскому голове, прокурору и в редакции местных газет.

«Мы, жители г.Лиман, улицы Пушкина и близлежащих, обращаемся с жалобой и просьбой решить экологическую проблему, которой подвергаются наши семьи.

По ул. Пушкина, за Свято-Лаврентьевским храмом и школой №2, находится необрабатываемый земельный участок площадью около 30га (кадастровый номер участка 1413300000:06:000:1106). На нем произрастают многолетние сорные растения, в том числе амброзия – опасный карантинный сорняк. Помимо аллергической реакции, она провоцирует развитие астмы, анафилактический шок, вероятность развития отека легких и головного мозга! Амброзия цветет с июля до конца сентября.

Просим очистить участок как можно скорее, до периода цветения, или дать разрешение на самостоятельную очистку участка собственными силами. Бездействие нарушает законы Украины «О защите растений», «О карантине растений» и др. Мы будем вынуждены обратиться в фитосанитарную службу Украины для привлечения к ответственности виновных в сложившейся ситуации»

Проживая в Лимане, я не мог не знать о проблеме, решил помочь людям. Обратился в исполком с предложением на волонтерских началах провести очистку поля от карантинных сорняков. Занимаясь овцеводством, имею необходимую технику и разбираюсь в технологиях. Надо отдать должное, власть быстро сориентировалась. Не потратив ни копейки бюджетных средств, не вникая в опасный для здоровья и трудоемкий процесс, стало возможным решить проблему. Среагировали на письмо оперативно – подключили соответствующие службы, и уже через 2 дня мне выдали разрешение на проведение мероприятий по уничтожению сорняков.

Несколько дней пошло на подготовку, и вот мой трактор косит бурьян, вызывая одновременно удивление и восторг местных жителей. «Спасибо, но зачем вам это надо?!» — не сходило с уст. Работа шла трудно, с поломками – на краях поля много строительных отходов, которых не видно в высоком бурьяне. Несколько раз становились на ремонт, требовавший запчастей. Когда закончили скашивание, для вывоза приняли решение тюковать уже высохшую массу, затюковали примерно 1/5 часть.

Для вывозки нанял КАМАЗ-зерновоз с прицепом, знакомый согласился быстро помочь, хотя у него самого начиналась страда. Загрузили тюками транспорт, и тут приезжает наряд полиции во главе с двумя доброжелателями.

Со слов прибывших «агрознатоков» выходило, что карантинный бурьян — вовсе не бурьян, и у них есть на него свои планы. Полиция фиксировала происходящее, каких-либо документов на право работы на поле в тот момент не оказалось. Машину и трактор задерживают, изымают, с 3-го июля их ставят напротив отделения полиции. Что ж, бывает, действующее законодательство позволяет разобраться в подобных ситуациях за 72 часа. Я в полной уверенности правильности наших действий, предоставил все подтверждающие документы, пояснил ситуацию. Но, как выяснилось, этого недостаточно. По доносу возбуждено уголовное дело.

Оказывается, дело здесь вовсе не в амброзии. У лиманцев, живущих через дорогу от поля, свое понимание происходящего. Один из защитников сорной растительности – переселенец, никто его не знает; второй пытается свести личные счёты за утрату бизнеса (городских автоперевозок), а именно возможности критиковать за это власть в газете «Лиманская Сторона», которая сменила собственника и курс. Понять его, конечно можно: потерял всё, доведен до отчаянья. Его выступление перед правоохранителями на поле граничило с истерикой, а собравшиеся зеваки то и дело закатывались от смеха. До сих пор смакуют момент, когда оратор личным примером хотел доказать, что высохший бурьян вполне съедобен. Оставшись не у дел, он посвятил себя вредительству всему происходящему в городе, насколько хватает фантазии и возможностей, объединив усилия других обиженных. Таким образом он пытается набрать политический вес, чтоб взять реванш на очередных местных выборах. В узких кругах его идеи вполне популярны, я сам, не вникая, считал их деятельность иногда полезной. Столкнувшись непосредственно, разглядел, что интересами громады эти люди только прикрываются, работают исключительно на самопиар. Что-то дельное предложить обществу они не в состоянии, к созиданию не способны, но бредят властью. Деятельность некоторых из них полностью соответствует известному принципу: «Чем хуже, тем лучше!».

Что дальше делать со скошенным бурьяном, никто не знает. 12-го июля решением суда технику вернули, но выполнить взятые на себя обязательства в силу возникших обстоятельств я не могу. После дождей сквозь скошенные валки прорастает трава – подобрать валок становится невозможным. Когда вырастет новый бурьян, скосить его уже не получится, помешает тот же валок. Семена высыпаются в почву, загрязняя её на ближайший десяток лет. Этого хочет громада, или группка манипуляторов продолжает реализовывать свой сценарий?

Олег Шилов
(оригинальная публикация и фото находится в свободном доступе в сети Facebook на странице автора