Одаренная натура. ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО НИКОЛАЯ КОРЯГИНА

116

      «Картина живет своей жизнью, рожденной душой художника», — в свое время изрек гениальный мастер изобразительности Винсент Ван Гог. Впрочем, эти замечательные слова можно с полным правом отнести и к одаренному Николаю Корягину — лиманскому художнику, скульптору, музыканту, композитору…

      Словом, талант Николая Ивановича весьма многогранен, хотя широкой публике он больше известен как автор многих картин на разноплановую тематику. Вот уже более трех десятилетий судьба этого человека неразрывно связана с Придонцовьем, хотя сам он родом с Кубани, (где, как известно, и поныне живут этнические украинцы — потомки запорожских казаков, заселивших эти земли в конце XVIII века). Сегодня, правда, их почти в 15(!) раз меньше, нежели насчитывалось в 20-е годы прошлого столетия. Сказались последствия сталинского голодомора 30-х годов, выкосившего сотни тысяч людей, которые считали украинский язык своим родным. Кстати, в этих краях не так давно выходило интернет-издание, которое так и называлось «Українська Кубань», но в начале 2014-го ему перекрыли «кислород». А, между прочим, в Киеве есть улица Кубанской Украины, о чем, возможно, знают не все…

Вообще, кубанская земля с запорожскими корнями щедра на яркие, самобытные таланты. К примеру, в XIX веке здесь творил писатель Василь Мова, взявший себе псевдоним «Лиманский», и тогдашние критики именовали его классиком украинской кубанской литературы. Или вспомним еще одного Василия с Кубани по фамилии Вареник, который посвятил себя литературной деятельности, а за свое красноречие получил прозвище «кубанский Цицерон».

Поэтому нельзя не отметить — мой сегодняшний собеседник Николай Корягин взрастал на благодатной почве, впитав в себя лучшие традиции здешних мест, и уже со школьных лет он выказывал удивительные способности к рисованию. Все происходило как в том афоризме: «С раннего детства мы все рисуем, учимся читать и писать, потом нам остается чтение и письмо, а рисуют только профессионалы». Именно задатки профессионального художника сумели разглядеть в Коле еще в школе. А о том, что было дальше, пусть лучше расскажет сам Николай Иванович.

Прежде чем вы начнете листать страницы своей биографии, позвольте задать такой вопрос: в вашем роду были творческие личности?

— Одной из таких личностей я бы назвал своего отца Ивана Даниловича, светлая ему память. В свое время он являлся руководителем духовых эстрадных оркестров, великолепно танцевал чечетку и, понятное дело, привил мне любовь к прекрасному — в частности, и к музыкальному искусству. Но хотел бы сказать, что детство мое было трудным, мы часто переезжали, и, естественно, менялись не только места жительства, но и школы. А это означало, что новые сверстники начинали выяснять отношения, и нередко дело доходило до синяков. Но сегодня, с высоты прожитых лет могу сказать: мне все-таки удалось не огрубеть душой и сердцем, сохранить светлое мировосприятие. Наверно, потому, что у меня такая творческая натура.

Вы появились на свет в селе с символическим названием Белая Глина. Понятно, что топонимика этого населенного пункта имеет прямое отношение к месторождениям каолина, но, с другой стороны, глина — это ведь материал для скульптурного творчества.

— Да, конечно, вы правы. Мне известно, что на моей малой родине в прежние времена были хорошо развиты и гончарные, и скульптурные промыслы. Но я этого уже не застал, увы, постепенно все сошло на нет. Хотя в последнее время наблюдается тенденция к возрождению былых ремесел…

Николай Иванович, а вот что касается ваших способностей к рисованию, замеченных педагогами еще в школьные годы. Нельзя ли чуть подробнее об этом?

— Дело было так. Учителя видели, что у меня рисунки получаются гораздо лучше, чем у других. Мои творческие способности оценили, не раз говорили: «Коля, как у тебя это здорово получается». В общем, за мной прочно закрепился статус школьного художника, работы мне, конечно же, хватало с лихвой — сами понимаете, различные стенды, плакаты, участие в школьных выставках и так далее… А после окончания 9 классов мне захотелось романтики, я поступил в мореходную школу, но параллельно получил и полное среднее образование.

А потом, естественно, служили на флоте?

— Совершенно верно. Там, конечно же, моим творческим способностям сполна нашлось применение. Заведовал и наглядной агитацией, и даже был причастен к секретному делопроизводству. А потом уже ближе к концу службы попалось на глаза объявление в газете о приеме студентов в Харьковский художественно-графический институт. Туда я поступил сначала на подготовительное отделение, и после его отличного окончания был зачислен в состав студентов.

Конечно же, во время флотской службы довелось немало ходить по морям-океанам. Впоследствии в вашем изобразительном творчестве нашла ли отражение морская тематика?

— Особо нет. Несмотря на былые походы в дальние и ближние страны, я все равно остался, если можно так сказать, сыном степей. Я научился писать море, оно мне нравится, но маринистом себя назвать не могу.

А над чем, к примеру, сейчас работаете?

— Среди ряда творческих направлений отдаю предпочтение и социальному пейзажу. Есть замысел сделать серию картин по Кривой Луке — где, как известно, широко представлен аграрный сектор.

Простите, что подразумевается под термином «социальный пейзаж»?

— Видите ли, здесь художник выходит за рамки пейзажа в общепринятом понимании, когда на картине изображен рассвет или закат, лес или поле… В социальном пейзаже зримо присутствует человеческий фактор. Могу привести конкретный пример. На одной из моих картин, экспонирующихся сейчас в Святогорске, взгляду зрителя представлен такой сюжет: выжженная голая степь, в которой явственно просматриваются верхушки фрагментов заброшенной сельхозтехники. Создается впечатление, будто аномалия какая прошла или массовое побоище. Словом, полный разгром.

Николай Иванович, вы так ярко живописуете, что я, даже не видев этой картины, все нарисовал на внутреннем экране до малейших подробностей. А еще говорят, будто бы художник не обязан никому ничего доказывать, он просто отражает реальность…

— Категорически не согласен с данным суждением. Творчество в «чистом» виде, искусство для искусства — это мы уже проходили. Знаете, мне очень импонирует прекрасный афоризм Максимилиана Волошина «Художники — глаза человечества». Только эти глаза не должны беспристрастно взирать на окружающий мир. Нет, призвание истинного художника в том, чтобы воздействовать на человеческое сознание, менять своим творчеством жизнь к лучшему.

Вдохновение —это дар свыше?

— Несомненно. Вы ведь тоже творческий человек и поймете меня: словами это объяснить очень трудно. Но и художник, и писатель, и представитель любой другой профессии, связанной с творчеством, подтвердят: в минуты наивысшего озарения возникает ощущение, что кто-то посылает им удивительные мысли, водит их рукой… А бывает, что глаза увидели нечто яркое и необычное, но мозг сразу не срабатывает, положив образ на полочку сознания. С большой долей можно предположить, что позднее этот образ напомнит о себе.

Как получилось, что вы однажды выбрали Лиман?

— На первый взгляд может показаться, что совершенно случайно, хотя общеизвестно, что случайностей в нашей жизни не бывает. Тогда судьба меня забросила в Кировоград (теперешний Кропивницкий — прим.авт.). Мы с женой тогда жили в очень трудных условиях, ютились в маленькой комнатушке. А переезду в Лиман в первой половине 80-х способствовала подруга моей тещи, знавшая эти места не понаслышке. В общем, обо мне рассказали тогдашнему лиманскому мэру Алексею Щербаку, и вскоре на мое имя поступило письменное приглашение приехать в Лиман для организации художественной мастерской. От такого предложения я не мог отказаться. Моя деятельность в этом городе, ранее незнакомом, началась с выполнения, как говорят художники, большой росписи в общеобразовательной школе №2. А спустя некоторое время мне поручили очень ответственную работу по созданию монумента Воину-освободителю. Это моя первая авторская работа, которая получила успешное завершение.

Вы уже не одно десятилетие живете в Лимане — городе железнодорожников. Присутствует ли в вашем творчестве железнодорожная тематика?

— Есть замысел сделать хорошую выставку, посвященную железной дороге. Детали раскрывать не буду, это творческий секрет. Могу лишь сказать, что это моя давняя мечта — найти место в своем творчестве и для стальной магистрали. Да, были отдельные работы на эту тему, например, ностальгические пейзажи «Рельсы, убегающие вдаль», но они являлись лишь эпизодическими штрихами к портрету отрасли, которую издавна называют государством в государстве. А что касается будущей выставки на железнодорожную тематику, то, повторюсь, пока что не стану ничего детализировать. В настоящее время ведется сбор материала для этой цели. Когда она будет достигнута, зрители все увидят своими глазами.

Николай Иванович, как выстраиваются ваши отношения с руководством нынешней Лиманской объединенной громады и, в частности, с мэром Лимана Петром Цимиданом?

— Если ответить в двух словах, то позитивно и конструктивно. Я знаком с Петром Федоровичем, приглашал его на свои концерты. Дело в том, что выставки моих работ сочетаются с песнями в собственном исполнении. Не так давно в сотрудничестве с очень талантливой лиманской поэтессой Милой Василенко было написано 15 песен, и они, помимо Лимана, нашли благодарный отклик в сердцах жителей Святогорска, Бахмута. Музыка мне тоже очень помогает, ибо жить надо так, чтобы не заскучать. Как человек, в прошлом имевший морской опыт, скажу так: не люблю, когда на водной глади наступает штиль. Вы всмотритесь в озеро, подернутое рябью, в нем есть движение, оно дышит, оно живое… Но если поверхность воды не движется, то нет ничего хорошего, это навевает тоску. А ее не должно быть, человек должен уметь с пользой проводить и ценить каждое мгновение жизни, отпущенное Богом.

— Где, по обыкновению, проходят ваши выставки?

— Они могут проводиться, например, в Лиманском ДК имени Горького, в местном краеведческом музее. Недавно выставлял свои работы и в Дружковке. Убежден в том, что творчество не должно лежать мертвым грузом, пусть оно приносит пользу людям.

Еще такой злободневный вопрос: нашла ли отражение в вашем творчестве тема боевых действий на Донбассе?

— Сказать откровенно? Раньше я подумывал о том, чтобы обратиться к столь трагичной теме, но так и не смог. Для меня это очень тяжело, война всегда приносит неимоверные страдания, она вообще не должна быть свойственна человеческой природе.

Николай Иванович, вы ощущаете поддержку со стороны местных органов власти?

—Я стараюсь не просить помощи, но если обращусь по какому-либо вопросу, то может быть мне не откажут. Есть одна идея: создать альбом всех своих работ за многие годы, но это стоит недешево. Конечно, было бы замечательно реализовать такой замысел.

Что ж, позвольте поблагодарить вас за интересное интервью и пожелать успехов во всех начинаниях. 

Витольд Надеждин

Не пропускайте ни одной новости, подписавшись на наш микроблог в Twitter по ссылке https://twitter.com/liman_storona