Ошибочка с квартирой или как Ром Пусин в профессиональные активисты записался

246

Ром Пусин решил прославиться на ниве фотодела и журналистики. Путей сделать это в Красном было не очень много, но довелось ему поработать в одной местной газете. Делал снимки, писал едкие статейки, получал гонорары, нередко предлагал разным чиновникам написать о них оду хвалебную за толику малую, тем и жил наш творец.

Но вот началась заваруха в Красном, пришли туда люди с полосатыми лентами да провозгласили непризнанное общество. Тут наш Ром Пусин встрепенулся, быстро смекнул, что созрел подходящий момент, которого он всю жизнь ждал, слоняясь по пыльным улицам Красного. Вот его настоящий шанс! А потому, не щадя бумаги газетной, стал нахваливать пришлых, рассказывая, как теперь заживут все сытно и счастливо. Надеялся, что заметят его, позовут в теплые кабинеты, где он точно сможет поруководить, да и себе квартирку вытребовать. Ведь он был из тех, которого «испортил квартирный вопрос».

 

Но тут пришла армия освободителей и показала, кто в Красном хозяин. Пригорюнился Ром Пусин, погоревал и понял, пора «менять фуражки», как в известном кинофильме «Свадьба в Малиновке». Фуражечку-то сменил, ленточку полосатую с сумки снял, даже рубаху с орнаментом украинским одел. Но вот незадача, душок остался. А жить-то дальше надо, да вот работать не хочется. А тут, как на грех, новый iPhone вышел. Как не соблазниться? Нужно искать подработку…
Тем временем жизнь в Красном наладилась, отправили на покой бывшего бургомистра, который с караваем встречал захватчиков. И решил Ром Пусин ва-банк пойти. Приходит запросто так к новому бургомистру, который только начал порядки наводить и молвит перед ним слово.

Квартиру, говорит, выдели мне незамедлительно, ведь я тут давно журналистом работаю. Фотоаппаратом умею клацать, да и пером карябать, вот могу и о вас статейки накропать положительные, только недвижимостью обеспечьте, да поживей.
Бургомистр преизрядно удивился такой напористой наглости, и, естественно, отказал в просьбе ловкачу. Но при этом присоветовал Пусину встать в очередь на жилье, как это и делают многие жители Красного.

Затаил тогда обиду Пусин, решил, что мстить будет бургомистру, да и всем остальным, кто в нем таланта великого никак не смеет разглядеть. А он-то себя звездой пера чувствует. Ну, кто еще может так бодро бумагу марать, как не он?!

А тут еще и предложение подвернулось «выгодное», решил бывший мэр Красного воду начать мутить. А сам-то он далеко, боится, что придется отвечать по закону, а за решетку не хочется. Потому и объявил набор в свою шайку. Тут и Кишка объявился, и братья Петуховы, и Пусин понял, что судьба его серая ему еще один шанс послала. Тут еще организация объявилась «Сильные отряды», то бишь, кочевники — нагадили в одном городе, поехали в другой, и так, пока «рыжие кудри не примелькаются да бить не начнут». Получив карт-бланш в местной газете, начал Пусин «полоскать» всех, до кого добиралась его завистливая фантазия. Казалось бы, еще немного, и все узнают о таком правдолюбце, а о его симпатиях прежних позабудут.

Но все быстро кончилось, газета отказалась от его услуг, а квалификация не позволяет писать для других изданий. Да здороваться с ним честные люди не желают, потому как знают, с чьей руки кормится Пусин. Так проходит земная слава. А в случае с Ромом Пусиным прошла она, не начавшись.
Все персонажи выдуманы, а совпадения случайны.

Фельетонист Дмитрий Громов.
Карикатура Лехи Курилко, специально для «Лиманской Стороны».