Петропавловскому храму — 170 лет

176

Статья местного автора–краеведа Людмилы Клименко посвящена главному храму г. Красный Лиман.

В этой статье автор поставил целью дать полное описание истории лиманского Петропавловского храма, насчитывающую более 250 лет. Наши предки не оставили нам письменных воспоминаний об этой древней церкви, и только благодаря архивным метрическим книгам появилась возможность проследить церковную жизнь того времени.

…Основание слободы Лиман относится к 1767 г., когда украинские поселенцы и русский служивый люд пришли в эти края. Переселенцы, уезжая с нажитых мест, везли с собой церковную утварь, колокола, и затем на новом месте строили себе часовню или церковь. Они приносили с собой и свои «старочеркасские обыкности», т. е. старые украинские обычаи. Казаки принимали активное участие в церковных делах, выбирали себе священников и приглашали их на службу. В те времена принять участие в строительстве храма считалось большой честью. Вера в Бога наших предков была такой сильной, что они не представляли своей жизни без церковных таинств и служб. «Иные переселенцы с нуждами о храмах и священниках отправлялись в Москву».

В 1799 г. была утверждена самостоятельная Харьковская епархия. 250 лет назад центром слободы Лиман была площадь Капличная (от украинского слова «капличка» — часовня), расположенная на перекрестке улиц Петропавловской и Слобожанской. Об этом мы узнаем из первой метрической книги за 1767 г.: «Новозаселенная войсковая слобода Лиман при новостроящемся Петропавловском храме. При храме поцерковной земли и сенных покосов нет. Приходских дворов 118, от которых впредь священникии причетники пропитание иметь будут без нужное». Первым священником храма был Келебердинский Стефан Афанасиев (1726–1782 гг.). Церковь возвышалась в центре майдана. А рядом под огромной шелковицей находился колодец, из которого брали воду для освящения (этот колодец есть и сейчас, но он забит камнями, потому что очень глубокий, и новые хозяева боятся, чтобы в него не упали любопытные детишки). 90 лет эта церковь открывала двери для прихожан и проводила богослужения. В старых документах записаны имена и фамилии священников, которые служили в первом лиманском храме: Стефан Келебердинский (с 1767 по 1782 гг.); Иоанн Голяховский (с 1779 по 1791 гг., приехал из Цареборисова); Филипп Грабовский (с 1786 по 1799 гг.); Григорий Ковалёв (с 1792 по 1793 гг.); Григорий Васильев (с 1799 по 1835 гг.); Иосиф Ковалёв (с 1836 по 1850 гг.).

Ветер, солнце и время разрушили стены первого храма, слобода разрасталась, число прихожан также росло, и тогда на сходе было принято решение о прошении в Харьковскую духовную консисторию о новом строительстве. Сколько лет продолжались работы, неизвестно, но в 1848 г. в 800 метрах от старого храма построили новый, а прежний из-за обветшалости разобрали. А на месте старой церкви наши предки соорудили часовню, потому что по поверью, Ангел охраняет бывший храм до Второго пришествия. Останки захороненного в старой церкви священника богобоязненные поселяне отвезли на приходское кладбище, чтобы со временем люди по незнанию не попирали ногами могилу.

Из метрических книг можно догадаться, что руководил строительными работами протоирей Иосиф Ковалёв. Старожилы говорили, что это была церковь-сруб — высокая, просторная, сделанная из дуба. Она была выстроена в обычном для сельской местности стиле. Стены были очень ровные, потому что наши предки-строители тесали и подгоняли доски плотно. С годами дерево потеряло свою привлекательность, и от перепада температур в стенах появились щели, а столбы-опоры стали похожими на спирали. Тогда плотники набили дранку и заштукатурили их известковым раствором. Образцы старой работы мастеров можно увидеть только на колокольне. Звон колоколов был слышен на всю слободу. По воскресеньям и церковным праздникам они звали прихожан на торжественные службы. В будний день звон колокола мог собирать поселян на сход. Самым знаменитым звонарём был Григорий Попов. В нашем приходе со дня открытия нового храма в 1848 г. и вплоть до 1917 г. Служили священники Андрей Яновский, Николай Попов, Поликарп Туранский, Андрей Дмитриев, Алексей Доброславский, Иоанн Сапухин, Николай Яновский, благочинный Фёдор Бородаев, Александр Найдовский, Пётр Черняев, Иоанн Таранский.

Но пришла беда в страну: сначала Первая мировая война, потом революция и гражданская война. А дальше началась страшная борьба большевиков с Церковью. После закрытия Святогорского монастыря много монахов пришло в Лиман. Некоторые из них служили в нашем приходе. Одним из них был иеромонах Иустин (Иван Дмитриевич Кравченко). За алтарём возле церкви есть две могилы священников: Николая Яновского и Ивана Ткаченко. О. Николай Яновский служил с 1905 по 1912 гг., а вот об о. Иоанне сведений нет.

В 30-х гг. прошлого столетия власть взялась за церковь, убивая священников и уничтожая святыни. Тысячи храмов были разрушены и закрыты. Верующие лиманцы боялись, что активисты доберутся и до нашего храма. Для наших предков он был символом связи с Небом, они ходили туда со дня его основания. Сколько поколений, словно осеннюю листву, перегнало ветром времени. Они говорили с Богом, крестили детей, венчались и провожали в последний путь родных. Вера в Бога воспитывалась в семьях столетиями.

Весной 1937 г. настал тот страшный день, когда перед храмом забегали активисты. Руководил этой вакханалией уполномоченный райкома партии Тимофей Войтенко. Майдан перед храмом стал местом рыданий и сопротивления людей богоборцам. Но активисты с ненавистью вязали толстые верёвки к колоколам. Верующие взывали уполномоченных к разуму. Тимофей матерился и огрызался. Началась потасовка. Вдруг люди услышали выстрелы. Это милиция усмиряла непокорных лиманцев. Толпа ринулась по улице, началась паника. Из-за визга детей и криков женщин, стрельбы казалось, что над Лиманом вершился Страшный суд. А в это время сбросили колокол. При его падении звук был такой, что селяне услышали его даже в поле. Из церкви выносили иконы, книги и бросали в костёр. Наши бабушки, как могли, спасали реликвии. Ужасная картина.

Замолчал храм для верующих. Вскоре власть открыла в здании храма клуб, в котором демонстрировали фильмы, проводили концерты; здесь даже проходили заседания суда. Татьяна Севастьяновна Горюшко (1914 г. р.) вспоминала о тех событиях: «Ворота церкви были красивые, в форме арки. За храмом находились могилы священников, за которыми ухаживали прихожане. Так какие-то негодяи разрыли их в поисках золота. От такого осквернения и Небо, наверное, плакало. А какой хор у нас был! 35 мужчин и женщин прославляли Господа своим пением. За Бога в то время говорить нельзя было, а ругаться матом можно. Если коммунист крестил ребёнка, его выгоняли из партии. Одним словом — нелюди, с пеленой на глазах и слепые всю жизнь».

Лиманский церковный хор 1927 год

Ещё есть свидетели, которые помнят, как перед закрытием Петропавловского храма комсомольцы проявили особое усердие в изгнании иеромонаха Иустина и разгоне церковного совета. Старостами в церкви тогда были Евдоким Полупан и Филипп Парфёнов. Известно, что о. Иустин отбывал общественное наказание, которое вынес ему лиманский суд как служителю культа. Пожилой батюшка сажал молодые деревья в парке (где находится памятник космонавту Леониду Кизиму) и ведром носил воду для полива, а за работой «нарушителя» законов государства следил милиционер. Есть много свидетельств и документов о репрессиях в отношении верующих лиманцев, но люди, вопреки духу времени, хранили веру и совершали таинства на дому.

В 1942 г. во время немецкой оккупации в Лимане стояли румынские части. Командование по просьбе людей позволило снова открыть храм. Кто из священников служил в тот период, неизвестно. Архив сохранил сведения с 1945 по 1979 гг. Удалось собрать информацию о служащих батюшках о. Матвее Жеглове (1945–1950 гг.), Георгии Роменском (1949–1955 гг.), Михаиле Македонском (1949–1962 гг.), Иоанне Щербакове (1958–1962 гг.), Павле Ковалевском (1970–1976 гг.), Николае Ромере (1975 г.). Все они прошли через допросы, тюрьмы и этапы советских концлагерей. А о. Иоанн Щербаков воевал на фронте в годы Великой Отечественной войны.

1956 г. Лиман. Петропавловская церковь. Отец Георгий Роменский

Как ни старалась власть выбить из сознания народа «религиозный опиум», верующие шли на службы. Особенно лиманцы чтили свой престольный праздник 12 июля и готовились к нему тщательно. В этот день приезжало много паломников из других городов. Батюшка всегда просил прихожан разобрать прибывших богомольцев на ночлег. Наши земляки считали за честь взять гостей, чтобы вечером угостить их ужином и помянуть своих родных. На следующий день после торжественной службы и крестного хода на поляне перед храмом устраивался праздничный обед. Наши женщины-поварихи варили вкусный борщ и пекли много пирогов. Каждому гостю давали по пирожку в дорогу. Столов тогда не ставили, а люди садились трапезничать на самотканые дорожки на поляне перед храмом. Традиция угощать гостей продолжается и сейчас.На Дне Ангела о. Иоанна Щербакова. 3 священника Петропавловкой церкви в 60-х годах

После того, как власти похозяйничали в церкви, вид её был удручающий. До 1958 г. алтарь отделялся от трапезной части храма шторой. Настоятель (предположительно, Павел Ковалевский) вместе с церковным советом принял решение сделать деревянный иконостас с элементами гипсовой лепки. Расписывали его художники из Горловки и Никитовки. Об этом событии доложили в органы власти. КГБ возбудило дело против иконописцев: за такую дерзость им угрожали исключением из Союза художников. Внутренний вид храма был мрачноватый. Штукатурка на стенах потрескалась от времени и потемнела. Внутри стояли 3 печки для отопления: одна в алтаре и две в трапезной части. В притворе висело несколько колоколов из кислородных баллонов, но вешать их на улице не разрешалось, дабы они «не проповедовали веру». Проводить хоть какой-нибудь ремонт исполком не разрешал. Бывшие работники храма говорили, что лишнюю свечку нельзя было свободно продать. Финотдел с особой строгостью следил за доходами церкви. Церковники вспоминали: когда привезли масло для свечей в храм, водитель, увидев неподалёку милиционера, обмочился. Таков был страх у людей перед властью даже за малую помощь церкви!

Внешний вид Петропавловского храма 60 лет назад

В 1977 г. к нам в храм пришёл молодой монах Алипий (будущий схиархиепископ Алипий (Погребняк)). Энергичный настоятель взялся за ремонт храма. Сначала о. Алипий нанял рабочих, которые убрали побелку с наружных стен, проолифили их и подготовили под покраску. Затем решили заменить крышу. Но когда староста церкви приехал выписывать шифер на завод, бухгалтер отказалась отпускать товар. Пришлось выписывать документы на посторонних лиманцев. Договорились с водителем машины, погрузили шифер, но когда шофер узнал, куда нужно ехать, отказался везти груз. Шифер пришлось разгружать за 100 метров от места назначения. Мария Фёдоровна и Степан Фомич Коваленко вместе с о. Алипием перенесли шифер во двор храма. В таких условиях приходилось восстанавливать церковь.

Партийные чиновники строго следили за церковным штатом и делали всё, чтобы священники не задерживались в нашем приходе, а люди не привыкали к ним. Это был своего рода подрыв церкви изнутри. При настоятельстве игумена Алипия была приобретена Почаевская икона Божией Матери, которая опускается перед царскими вратами для поклонения. Церковников вызывали в исполком, чтобы узнать подробности появления иконы, но люди ни в чём не признались. В 1986 г. игумена Алипия перевели в Воронеж, и он там прослужил 4 года. А у нас служили о. Иоанн Синдаев, о. Виктор, о. Валерий Заносиенко, о. Николай Фоменко.

В 1990 г. архимандрит Алипий вернулся в Лиман вместе со вторым священником Владимиром Фоменко, они вместе прослужили год. А в 1991 г. архимандрита Алипия возвели в сан епископа и о. Владимир Фоменко стал настоятелем Петропавловского храма. Усилиями батюшки за 6 лет храм был полностью реконструирован. Были восстановлены центральный купол (в советское время его разобрали) и колокольня, устроен новый иконостас из гипса (старый передан в Свято-Георгиевский храм посёлка Кировск), к 150-летию своего основания храм был полностью расписан. В 2012 г. иконостас из гипса был заменен дубовым, так как церковь сделана из дуба, стены внутри расписаны и украшены иконами, полностью заменен пол. Из старых дубовых лаг мастера сделали киоты к иконам Богородицы. Рядом с Петропавловским храмом построена небольшая церковь в честь крестителя славян равноапостольного князя Владимира. Территорию храма обрамляет кованая ограда с красивыми входными вратами. Зелёный газон и цветники радуют глаз прихожан. В 2008 г., к 160-летию храма, на месте прежней, старой церкви был сооружён памятный знак в виде часовни, украшенный куполом с крестом.

Росписи сводов Петропавловского храма

Храм в честь первоверховных апостолов Петра и Павла — это ощущение истории слободы Лиман. Это память сердца народа, перед ним исчезает время. Наши предки, чьи имена забыты, построили его, повинуясь мысли неведомого Строителя. Многое изменилось в слободе, многое исчезло, а церковь стоит, являясь живой связью поколений и центром духовной культуры нашего народа.

Людмила Клименко , материал с сайта Свято-Успенской Святогорской Лавры