Сергей Чирин. Подножка на ходу самому себе

496

В который раз я возвращаюсь к «незаурядному герою» нашего времени – Сергею Чирину. Не дает он мне покоя, никак не идет из головы вон. «С чего бы это вдруг?» – невольно задаюсь вопросом. Ответ лежит на поверхности. Уж слишком притягательна и нестандартна эта скверная личность. Ее так и хочется изучать вновь и вновь, вооружившись Уголовным и Гражданским кодексами.

Я продолжаю, дорогой читатель, обрастать все новыми и новыми подробностями, связанными с этим поистине фантастическим персонажем, который так и просится на нетленное перо Николая Гоголя. И если бы автор гениального сатирического произведения «Мертвые души» встретил на своем жизненном пути такого ловкача, как Сергей Чирин, то, уверен, он так же бы переключился на его описание, напрочь позабыв о херсонском помещике Чичикове. Ведь первый, без сомнения, затмил бы последнего. И кто знает, может мир узнал бы еще одного литературного «прохиндея».

Но то ведь сам Гоголь, а я, скромный исследователь душ человеческих, начинаю открывать в изучаемом мною субъекте новые «таланты» и доселе неизученные грани характера.

Вот совсем недавно, к примеру, посчастливилось мне встретиться с ветераном батальона «Артёмовск», который был награждён медалью III степени «За мужество» Константином Викторовичем Чаловским. Уроженец города Бахмута (в прошлом Артёмовск), он до начала боевых действий проработал 20 лет в местном СИЗО, и ушёл оттуда на пенсию в должности майора милиции. После несколько лет трудился заместителем директора щебеночного карьера, а в 2014-м, когда грянула война на Донбассе, записался добровольцем и ушел защищать родную землю от захватчиков. Приведу небольшой фрагмент нашей беседы.

 — Скажите, Константин, с чего начался ваш путь на фронт и как вы познакомились с псевдопатриотом Чириным?

— Как-то увидел по телевизору бегущую строку о создании добровольческого батальона, и, не раздумывая, решил записаться. Но, увы, не сложилось. Строгая медкомиссия не в первый раз меня забраковала. Потом на очередном проукраинском митинге познакомился с человеком, который и помог вступить в ряды добровольцев. Так я оказался в батальоне «Донбасс». Поскольку я до этого служил на офицерских должностях, то 1 мая 2014 года меня с побратимами отправили захватывать первый вражеский блокпост в Лимане. Мы его удачно обезвредили и даже взяли человек семь боевиков в плен. Это было мое первое боевое крещение.

После из батальона «Донбасс» я перешел в батальон «Артёмовск». В июне мы зашли в город Лиман, и там я познакомился с Сергеем Чириным, который на тот момент являлся командиром взвода, как и я сам. Во время боевых операций я его ни разу не видел, потому что он сразу же куда-то исчез. Как оказалось, Сергей ушел с фронта на больничный лечить чирий, якобы выскочивший у него на теле. А затем меня ранило, и я больше не встречался с Чириным.

 — И что же было дальше?

— Спустя время я залечил раны, и вскоре меня назначили начальником ГАИ. И вот в один прекрасный момент я пересекся с человеком, который организовывал батальон «Донбасс» – Александром Сергеевичем Левченко. Несколько позже он же учредил общественную организацию «Участников боевых действий в Бахмуте». К чему я все это веду? К тому, что вскоре в Бахмуте нарисовался тот самый Чирин и говорит нам: «Хочу, мол, в вашу организацию вступить, как участник АТО, и создать вместе с бывшими ветеранами антитеррористической операции охранную фирму».

Уже тогда у меня закрались подозрения, что Чирин никакой не АТОшник. И вот в 2016-м я понял суть замыслов этого «мутного» человека. Он признался мне, что намерен охранять автопарк мэра Бахмута Ревы. Тут следует пояснить, что Александр Рева – это наш местный Янукович, к которому Чирин втерся в доверие и даже ходил с ним в обнимку на одном из митингов. Тогда я был изрядно удивлен его продажными намерениями. Ведь большинство моих единомышленников боролись с прежней властью, а он собирался присягнуть ей на верность в качестве охранника. Я понял, что надо действовать решительнее.

 — Каковы были ваши действия в отношении Чирина?

— Я с ним больше не церемонился. Сказал просто: «Сережа, гуд бай!» Именно тогда я понял, что между нами не может быть ничего общего. После я неоднократно наблюдал самые подлые ситуации, которые выполнял Чирин и его окружение. Было видно, что его команда пытается дорваться до «кормушки» и половить рыбку в мутной воде.

Кстати, однажды я стал свидетелем, как подручные Чирина — близнецы Артем и Антон Вороновы — стояли в Бахмуте с плакатами «Матейченко – друг Клюева». Тогда же я напрямую подошел к Чирину и спросил: «Зачем вы пишете такую ересь?» На что Чирин мне ответил: «У Матейченко имеются уголовные дела!» И тогда я ему категорично возразил: «Это грязная провокация, не занимайтесь дискредитацией и обманом!»

 — В чем вы видите главную миссию господина Чирина?

— Она предельно проста. Заработать «грязные деньги» и дискредитировать нормальных людей. И здесь, пожалуй, нечего добавить. Но больше всего меня, как воевавшего человека, возмутила ситуация в Лимане, произошедшая в день освобождения города. На этой памятной акции Чирин вновь проявил себя как гнусный провокатор. Он подло поступил, не дав мэру Лимана Петру Цимидану возложить в этот святой день цветы к подножью монумента погибшим героям. Уверен, это была хорошо спланированная акция.

 — Большое спасибо за интервью!

Андрей Ефименко