Шутка с долей правды. В объятьях хвойного леса

101

В наше распоряжение попало уникальное интервью, которое «матерый репортер» Серж Каргин провел с отставником дел земельных, бывшим почвенником и лесорубом, а по совместительству помощником по хамству товарища Емельяна Воскадойникова — господином Валерьяном Генгелем.

Оно было записано «матерым репортером» на его дряхлый телефон-айфон-спиридон. Полагаем, вам будет небезынтересно ознакомиться с этим, так сказать, эксклюзивом. Любопытно, что интервью проходило в глубокой чаще леса, чтобы никто не мог разгадать, где обычно встречаются друзья-соратники. Таким образом, они решили запутать следы.

«Матерый репортер»:

Что ты там, Валерьян, опять набедокурил, коли чиновники местной управы тебя изгнали из руководителей?

— Я стал неугоден, поскольку страшно проштрафился. Сердечно раскаиваюсь в том, что озарила меня скверная мыслишка присвоить себе несколько земельных участков. И не только. Часть наделов планировал отдать в пользование своим закадычным дружкам под возведение шалашей. Тем самым, с кем имею бизнес-отношения. И пока еще не было принято суровых законов, я хотел успеть хапнуть и побольше. Не вышло. Разоблачил нас Крепкий. (Начинает плакать и скулить). Сознаюсь и в том, что хотел лишить нашу волость земельных пошлин, желая налоги поделить поровну между дружками. Наша главная ценность — это земля, и я так безалаберно к ней относился, что даже стыдно вспоминать. Да, чуть не забыл: нашему земельному кооперативу требуются сторожевые собаки со знанием иностранных языков.

«Матерый репортер»:

Что ты несешь? Какие еще собаки?

— Извини. Это я, пользуясь случаем, озвучил рекламу.

Сейчас заплатишь у меня.

— Прости, Серж, валюты нет. Ты же в баксах, я знаю, берешь за рекламу.

«Матерый репортер»:

Зачем твоим друзьям понадобилось возводить шалаши?

— По двум причинам. Во-первых, заработать на аренде, не платя налогов, а, во-вторых, привлечь в шалаши Ленина и Надежду Константиновну. И от этого тоже получить немалые барыши.

«Матерый репортер»:

Ты уверен, что Ленин и Крупская еще живы?

— Абсолютно убежден, как, впрочем, уверен и в том, что в лесах Красного бродят Клара Цеткин и Роза Люксембург. Недавно я их видел в бинокль, собирающих грибы на одной живописной поляне. Ошибиться не мог.

«Матерый репортер»:

О чем у тебя, Валерьян, болит душа?

— О том, что из-за моей провальной деятельности в делах земельных наша волость недополучила солидные деньги. В результате наполнение казны было слабым. Обидно и за то, что люди писали на меня кляузы и анонимки, а не могли в открытую сказать, что я непорядочный человек. Я и так знаю, что я такой, но хотел бы, конечно, исправиться. Да, и чуть было не забыл: «Продаются котята. 50 гривен ведро. Телефон: 32-42-52».

«Матерый репортер»

Ты опять за старое?! За рекламу заплатишь 20 баксов.

— Прости я не валютчик. Могу рассчитаться котятами. Самого крупного тебе отдам он, кстати, говорит на фарси… Древнем языке своих предков.

«Матерый репортер»:

По сути, ты развалил всю работу комиссии по делам черноземов. Ты с этим согласен?

— Ну, конечно же, да! Я редкий прохвост и мелкий жулик. Я занимал чужое кресло и теперь в том искренне раскаиваюсь. Солидного чиновника из меня не получилось.

«Матерый репортер»:

Тебя многие считали эдаким Наполеончиком с большими амбициями. Это правда?

— Лишь отчасти. А все потому, что я и поныне считаю себя Бонапартом! В масштабном смысле этого слова. Не получилось с землей, получится с травой…

«Матерый репортер»:

Что ж, на этой оптимистической ноте предлагаю завершить наше откровенное интервью. Исправляйся, Валерьян, и удачи тебе.

Напоминаем, что все совпадения случайны, а персонажи выдуманы.

Дмитрий Громов, специально
для «Лиманской Стороны»